40 лет ГФ НГУ
официальный информационный cервер
Начало Публикации Оргкомитет Гостевая
Электронный журнал «Сибирская Заимка»
«Сибирская Заимка»
Посвящение-2001
Посвящение-2001

СОДЕРЖАНИЕ

ГУМАНИТАРНЫЕ ОГОВОРКИ

Она, умастив свое тело лучшими мастями…

Рижский М. И.

[ список оговорок ]


ССЫЛКИ

КОНТАКТЫ
<<< назад ЛОГОС — 2002: ЭКЗАМЕНЫ

КАК ВЫЖИТЬ НА ЭКЗАМЕНЕ: СОВЕТЫ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ

Беседовала Михайлова Светлана

Лисс Лев Фадеевич

Что Вы требуете от студента на экзамене?

Главный критерий для экзамена заключается не только в том, насколько студент освоил не только фактический материал курса, но в том, насколько он понимает те проблемы, которые возникали в жизни западного мира, западной цивилизации на протяжении того периода, который в истории называется «новым временем». Вот это для меня главное — насколько студент проникся пониманием этих проблем, насколько он осмыслил проблемы, насколько грамотно это свое осмысление он может представить на экзамене.

А если его точка зрения не совпадает с Вашей точкой зрения, и студент может ее обосновать?

В истории существует множество точек зрения. Надо сказать, что для нашего общества вообще очень непривычно, что на одну и ту же проблему могут существовать и циркулировать различные точки зрения. Дело не в том, отличается эта точка зрения от моей или нет, дело проще гораздо. Во-первых, в большинстве случаев у студента своей точки зрения быть не может, просто еще нет для этого достаточного базового материала. Чаще всего на экзаменах появляется «зубрежная» проблема, когда человек перелагает учебник, а учебники в большинстве случаев устарели. Большинство учебников вышло еще в Советском Союзе, а Россия современная по сравнению с Советским Союзом пытается из закрытого общества стать открытым, как раз со множеством точек зрения, но, несмотря на то, что об этом частично говорилось на лекциях, у ребят чаще встречается тенденция протранслировать то, что они прочитали в учебнике и что явно устарело к настоящему времени. Это вера в то, что существует учебник, в котором изложена истина в последней инстанции. Так что если будет высказана какая-то позиция, отличная от учебника и того, что я говорю на лекциях, или оригинальная позиция, и если она будет аргументирована, то, вероятно, это будет оценено как «отлично».

Чего на экзамене Вы не потерпите?

Явное пользование подсобными материалами, хотя и это тоже не обязательно, может быть, и потерплю. Главное заключается в том, есть мысль в ответе студента, или есть разговор обо всем и ни о чем. Мое «не потерплю» выражается в поставленной «двойке». Так вот оценка «два» — это полное незнание, абсолютное незнание, хотя человек может говорить достаточно долго, если у него язык подвешен. У тех, кто плохо подготовлен, есть другая тенденция — сидеть, слушать, что отвечают другие, какие-то обрывки из их ответов фиксировать и затем что-то из этих обрывков сообщить. Обычно это тоже кончается плохо, потому что не всегда тот, кто громко и уверенно говорил, говорил истину и получил позитивную оценку. Тот же, кто ни в чем не разобрался, хватает эти рассуждения как истину в последней инстанции и ее повторяет. На экзаменах, как правило, рецензии на ответ не делаются, надо целую лекцию читать в большинстве случаев, чтобы показать, в чем ошибки отвечающего.


Алешина Ольга Николаевна

Чего Вы ждете от студента при ответе?

Это очень просто — он должен показать, что понимает то, о чем говорит. Он ведь не как ксерокс или как диктофон — услышал, записал и выдал, а почему, для чего — непонятно. Студент должен понимать, что он говорит, для чего и на каком основании, — вот и всё.

Как Вы относитесь к шпаргалкам?

Естественно, это сразу же удаление с экзамена. Раньше я собирала шпаргалки, коллекционировала — бывают очень хорошие шпаргалки. Это ведь свидетельствует о некоторой неуверенности в себе, потому что человек вроде бы знает, но на всякий случай пишет эту шпаргалку, может быть, она ему и не нужна, и, может быть, он всё вспомнит, но это уже зависимость и, наверное, свидетельство какого-то инфантилизма.

Вы сами пользовались шпаргалками?

Я могу честно сказать, что один раз в своей жизни я воспользовалась шпаргалкой и совершенно напрасно. У нас были не шпаргалки тогда, а мы делали такие карточки для заучивания парадигм древнегреческого спряжения. Как сейчас помню, мне достался греческий имперфект, там было достаточно простое спряжение, я всё это написала, а потом думаю — а вдруг я ошиблась? И я полезла за этой шпаргалкой, за этим пакетиком, где у меня всё это было, достала, посмотрела, что всё я написала правильно, и мне стало так стыдно! И это был единственный раз, когда я списывала.

У Вас на экзаменах часто происходят забавные случаи?

Постоянно что-то происходит, я не запоминаю специально, но постоянно какие-то очень комичные ситуации возникают — и в том, что говорят студенты, и в том, как говорят. Есть несколько стратегий поведения у студента на экзамене, и они их пытаются реализовать. Студенты есть разные, это вы знаете: есть те, которые ровно, хорошо учатся, они идут на экзамен достаточно подготовленными, собственно, экзамен для них — это возможность обобщить то, что они уже знают, еще раз повторить, рассказать, представить эту информацию преподавателю. А есть студенты, которые реализуют такой глубинный архитипический подход — на авось: я ничего не знаю, не готовился — авось, сдам. И вот он приходит и начинает своё авось, это просто великолепно, такие спектакли устраиваются! То есть, человек ничего не знает, но, тем не менее, упорно пытается доказать, что знает. Кстати, это была одна из причин, по которой я отказалась от устных экзаменов. Не скажу, чтобы по натуре я была такой жестокой, с желанием довести студента до невменяемого состояния, — мне кажется, не знаю, но я сталкивалась с ситуациями очень печальными, когда студент ничего не знает, я ему начинаю говорить, что он должен был сказать, а он говорит: «А я это говорил». И говорит это очень уверенно: «А именно это я говорил». Ну что тут скажешь? У меня же нет диктофона, чтоб доказать, что он говорил. И ситуация возникала весьма неловкая, поэтому я ввела письменный экзамен, и очень довольна, потому что достаточно адекватные оценки.

Сколько лет уже проводится письменный экзамен?

Лет пять. Это самая удобная система, на мой взгляд. Конечно, здесь у студента появляется возможность для списывания, но я это учитываю, да и потом это видно сразу.

А как же раскрыть богатый внутренний мир студента?

На семинарах! На семинарах надо раскрывать богатый внутренний мир. Экзамен — это ситуация контроля, в моем представлении.

То есть Вы одобряете единый государственный экзамен, сам его принцип?

Он работает везде, кроме России, даже в Казахстане сейчас вводят подобный экзамен, поэтому, я думаю, у нас будет тоже что-то в этом духе. Результаты нашего вступительного экзамена во многом зависят от того, насколько человек может владеть собой, т.е. насколько у него крепкие нервы, как он может выдержать. Почему я часто выступаю против устного экзамена: человек может быть прекрасно подготовлен, он всё знает замечательно, он даже написал много из того, что он хотел бы высказать, думает, что он расскажет. И перед ним кто-то очень неудачно отвечает, комиссия во взбудораженном состоянии, абитуриент или просто студент тоже в таком не самом приятном состоянии. И каково психологически отвечать комиссии после такого предшественника? Мы же все люди. А потом, я не знаю, конечно, какая у других преподавателей ситуация складывается, но, например, я как экзаменатор после седьмого-восьмого ответа, беседы устаю. У меня уже, скажем так, бдительность теряется. А вот когда я читаю письменный текст, я меньше устаю и не расслабляюсь. Здесь намного объективней. Потом бывают такие случаи, когда трудно поставить плохую оценку обаятельному студенту или студентке, психологически трудно, здесь зависимость возникает, а такого не должно быть. Что касается общего тестирования, то, конечно, внутренний мир они не раскроют — это точно, для этого нужно что-то другое, какую-то творческую работу, задание или собеседование, хотя над этим всем нужно еще думать, думать и думать.


Лукьянова Нина Александровна

Каким образом лучше принимать экзамен — устно или письменно?

Мы обсуждали на кафедре этот вопрос об устных и письменных экзаменах, и я высказывала свою точку зрения, она у меня иная, чем у Ольги Николаевны (Алешиной). С одной стороны, письменный экзамен хорош тем, что, как говорится, «что написано пером, не вырубишь топором» — или студент знает, или студент не знает, и ничего не сделаешь. С другой стороны, я за устный экзамен, потому что, во-первых, ты общаешься со студентом, это живое общение, а это важно для тех, кто не ведет семинарских занятий, а только читает лекции. Ты только запоминаешь студентов, которые сидят на первых партах, которые как-то реагируют. Живое общение — это способ понять, что же собой представляет человек; студент здесь раскрывается как личность, раскрываются какие-то его личностные свойства. И потом, это приходит с возрастом, — ты немного по-другому относишься к студенту. Я считаю, экзамен должен быть направлен, ориентирован на студента, в пользу студента. Конечно, если студент ничего не знает, приходится ставить ему соответственную оценку. Но если видно, что человек занимался, но что-то не получается, то здесь любая подсказка может помочь студенту. Здесь нельзя чисто технически или механически подходить к этим оценкам.

Но ведь преподавателю сложно несколько часов слушать одно и то же.

Сказать, что каждый раз одно и то же слушаешь, нельзя, потому что для этого есть вопросы, и вопросы разные. А потом — ты же сравниваешь ответы. Кроме того, ты делаешь еще и выводы для себя, например, слушая ответ на наиболее сложные вопросы, на которые ты обращаешь особенное снимание в лекциях, ты сравниваешь, как постигают эти проблемы студенты, ты видишь уже какие-то свои недостатки, ведь если один, два, три, четыре, пять студентов плавают в материале, значит, ты должен подумать, перестроить что-то. Ведь над лекциями преподаватели работают каждый год, это только студентам кажется, что нет. Так что ты видишь и свои недостатки, поэтому устный экзамен дает гораздо больше.

Таким образом, Вы против единого государственного экзамена?

Категорически против. Потом, из тех пояснений, которые иногда делает наш министр и его помощники по телевидению понятно, что этот экзамен ориентирован на среднего, очень среднего ученика, не на того выпускника, который должен идти к нам в университет. Все-таки это особый университет, и не каждый, кто оканчивает школу, может здесь обучаться. Нет, никакая машина здесь не поможет. Я смотрела прошлогодние тесты: нет культуры даже в отборе самого материала. Да и общий подход — всех уравнять, к какому-то очень среднему серому уровню всех приблизить… Пока что наш университет сражается, в этом году мы еще отстояли нашу позицию, а как будет дальше? Вчера я включила какую-то программу по телевизору, в которой обсуждалась эта проблема, и было сказано, что сокращается программа современного русского языка в связи с этим экзаменом. Но это же просто возмутительно — сокращать курс современного русского языка. Сплошные противоречия: если мы говорим, что университет связан с наукой, что первая наша цель — подготовка студентов к научной деятельности, то, сокращая курс, мы выхолащиваем из них это современное содержание, мы должны тогда давать только какие-то схемы, а соотносить содержание наших лекций с научными разработками, достижениями, которые есть, невозможно. Тогда утрачивается цель Новосибирского университета, которая изначально была поставлена теми, кто стоял у его истоков. Так что отношение, конечно, негативное. Будем стоять, будем биться.


Одиноков Виктор Георгиевич

Чем являются для Вас экзамены?

В первую очередь, это выявление объема знаний студентов. Хотя, в большей мере, это чистая формальность. С другой стороны, экзамен — это определение интеллектуального потенциала студентов. Особенно это относится к промежуточным экзаменам, где общение со студентом идет напрямую. В соответствии с результатами я выстраиваю курс своих дальнейших лекций, в чем-то корректирую его, где-то расширяю.


Панин Леонид Григорьевич

Выработались ли у Вас какие-нибудь особенные критерии выставления оценки на экзамене?

Я могу сказать то, чего я не люблю при ответе. Я не люблю многословия, повторения одного и того же разными словами, не люблю, когда отвечают совершенно не по делу. Именно поэтому я и предпочитаю письменный экзамен. Там нельзя трижды повторить одно и тоже. Там видна логика. Я — сторонник сжатых, компактных ответов, где видна логичность, умение работать с фактами языка и, конечно, знания.

Какие экзамены Вы строже принимаете — вступительные или обычные?

Мне кажется, что я самый лояльный преподаватель на факультете, и я одинаково нестрого принимаю все экзамены, хотя конечно, экзамены вступительные и экзамены во время учебы в университете — разные вещи. Я принципиально считаю, что можно ошибиться, поставив неправильную оценку, но лучше ошибиться в пользу студента, чем наоборот, потому что можно пропустить человека знающего, умного и обидеть его незаслуженно. Это теоретически; о том же, что на практике, — лучше спрашивать у студентов. Я очень люблю принимать письменные экзамены. К сожалению, вступительный экзамен по русскому языку нельзя заменить письменным, но свои курсы (морфология современного русского языка, греческий язык) я все-таки стараюсь принимать письменно, потому что студент, когда выходит, сам видит результат своего, и в такой ситуации студент никогда не скажет: «Мне поставили тройку», он скажет: «Я получил тройку». На письменном экзамене субъективный фактор полностью отсутствует. Психологически студент понимает, что он получает ту оценку, которую он заслужил.

Как Вы относитесь к посещаемости? Влияет ли она на итоговую оценку?

Безусловно, влияет, потому что, хочу я этого или нет, я спрашиваю на экзамене материал не только книг, но и тот материал, который я даю. Мне хочется, раз уж я потратил время и подготовил какую-то тему, чтобы студент воспринимал и оценивал этот материал. Моё видение мне хотелось бы донести до студентов. Я считаю, что именно в этом заключается смысл той работы, для которой меня пригласили в университет. Но если студент хорошо отвечает, со знанием, с толком, если у него есть своя обоснованная точка зрения, я могу, разумеется, поставить высокую оценку. У меня не бывает чувства уязвленного самолюбия. Мне более неприятно, когда студенты приходят на мои занятия и начинают демонстративно заниматься своими делами. На мой взгляд, это очень невоспитанно. Я считаю, что если студента на моей лекции нет, значит: он готовит эту тему, сидя в читальном зале, и дай Бог подготовит.

Расскажите, пожалуйста, какую-нибудь забавную историю с экзаменов, которые Вы принимали.

У меня есть, пожалуй, одно такое не очень приятное воспоминание. Лет 7-8 назад у меня была студентка. В то время я читал курс морфологии русского языка. Так вот, это была очень добросовестная студентка, которая получала всегда одни пятерки и которая славилась своей феноменальной памятью. Когда я принимал у нее экзамен по морфологии русского языка, она старательно стала мне отвечать, и вдруг я понял, что она мне пересказывает мою лекцию с моими интонациями, с моими комментариями, речевыми оговорками. Это выглядело очень странно, как будто я видел, точнее, слышал, себя со стороны.


Фокина Ольга Николаевна

Что Вы не смогли бы простить студенту на экзамене?

Самое главное для студента, изучающего литературу (все равно, филолога или журналиста) — знание текста. Незнание текста — это то, что я никогда не прощу студенту на экзамене. Я никогда не использую на экзаменах изощренные методы (типа «Помните такой-то эпизод?» — «Да» — а этого там никогда и не было), так как два-три вопроса — и сразу понятно, компетентен ли человек в этом вопросе или нет.

Студенты, уже сдававшие Вам курс литературы XVII века, часто отмечают особую Вашу привязанность к именам Руссо и Карамзина. Чем это объясняется? Возможно, это Ваши любимые авторы?

Мое внимание к ним объясняется тем фактом, что это ключевые фигуры, которых каждый должен знать. А то человек прочитал в глубоком детстве «Бедную Лизу», краем уха об «Истории государства Российского» слыхал и считает, что знает Карамзина.


Кузнецов Иван Семенович

Ваши пожелания студентам и абитуриентам по поводу сдачи экзаменов?

Ситуация в исторической науке сейчас очень сильно упростилась по сравнению с ситуацией лет десять назад, сейчас издано достаточно большое количество учебников. Несколько же лет назад это была довольно серьезная проблема. Сейчас практически все разделы истории, и отечественной, и всеобщей, обеспечены неплохими учебниками и учебными пособиями. Я не вижу здесь никакой проблемы и с удивлением наблюдаю, как люди прибегают к услугам репетиторов, к помощи различных подготовительных курсов. Мне кажется, что это не серьезно. Уже если человек решил поступать на гумфак, то он вполне может подготовиться самостоятельно по существующим учебникам. В общем, могу пожелать только готовиться, всё внимательно изучать, изучать хронологию и потом — успешно сдавать. Так же и студентам: все, что могу посоветовать, — только заниматься. И все получиться.

Какие Вы предъявляете требования к студентам при сдаче экзамена?

Я обозначаю эти требования всегда в самом начале своего курса: как, что готовить, какие вопросы, какая литература. Единственно, могу напомнить, что по своим предметам, как целый ряд других преподавателей, я стал практиковать последние годы систему автоматов. Любой студент, который покажет должную активность, имеет хорошую возможность получить автомат.


Соболевская Наталья Николаевна

Что вы не сможете простить студенту?

Прагматического отношения к миру и равнодушия к предмету.


ЛОГОС — 2002
СОДЕРЖАНИЕ:

 

Вернуться к началу страницы


Copyright © 1962—2002 Гуманитарный факультет НГУ